Малые литературные жанры: чем басня отличается от сказки?

Как найти сюжет и мораль для новой басни?

Опять же, смотря что автор хочет получить от басни. Вообще, можно в качестве материала использовать судьбы и характеры своего ближайшего окружения, но только так, чтобы прототипы не догадались.

Кстати, именно поэтому главные действующие лица в баснях обычно звери. Они представляют собой некоторые собирательные образы всех людей, а если всех, значит, никого конкретно. Над ними смеются, так как никто не думает о себе и каждый смотрит на соседа. Гогочут над братьями нашими меньшими. А все потому, что баснописцы, думая о сюжете очередной басни, задаются вопросом о том, какую бы такую сочинить басню про животных? А вот если бы животные сочиняли, то нам, людям, мало бы не показалось.

Если в голову по-прежнему ничего не идет, и вы творчески бесплодны, то попробуйте представить себе окружающих в обличье зверей. Вашу жену, начальника, коллег, друзей. В таком случае сама жизнь услужливо подскажет сюжет.

Ответы на вопрос

EbRcJvzTS-M.jpgОтвечает Ренесанс Ольга. Муравей муха и бабочка решили подарить своему другу подарок . они не знали чего хотят друзя и решіли купить каждій кто что хочет а потом все подарки сложіть в одну вешь . муровей хотел подарить молоток , муха боксерские перчатки , а бабочка красивый камень . они все ето сложили в одно целое и получилось нечто непонятное .

Мораль басни

Прежде чем прицельно думать о том, как сочинить басню, нужно понять, какую именно мораль вы хотите в нее «вмонтировать». Проще говоря, чему должно учить сие творенье.

Если мы почитаем интервью разных писателей, то они почти в один голос утверждают: «Идея – всему голова». В данном случае совершенно не важен объем художественного произведения, главное, чтобы оно не было бессодержательным.

Обычно если человек спрашивает себя, как сочинить басню с моралью, то он имеет четкую цель, зачем нужна ему эта басня. Например, родитель хочет сочинить нечто, чтобы показать ребенку, как хорошо содержать свою комнату в чистоте. Соотвественно авторскому замыслу выстраивается сюжет.

Так как наша задача — показать определенный пример сочинения басни, то мы используем мораль басни «Лиса и виноград» и придумаем новых действующих лиц, вернее, даже лицо.

Ребенок и басня

sochinit-basnyu-pro-zhivotnyh.jpg

Правда, если творчеством решил заняться ребенок, то у него все значительно проще. Дети очень образно мыслят лет, наверное, до 15, потом, когда начинается бурная пора полового созревания, человек теряет связующую нить с детством, а мышление становится «взрослым».

Ведь Христос недаром завещал: «Будьте как дети». И дело тут не только в том, что вновь прибывшие в мир безгрешны и очень близки к Богу, а в том, что у детей мышление еще не зашоренное, они очень близки к жизни, к ее первоисточнику, поэтому сочинительство дается им очень легко. Для них сочинять — как дышать. Показательно и то, что для ребенка мир фантазии ближе, чем реальный мир. Дети могли бы подписаться под словами Г. Гессе: «Реальность – это мусор», — вот только когда люди вырастают, они принимают этот мусор всерьез и забывают о важном.

Таким образом, если предложить ученику, например, 5 класса сотворить басню, он с легкостью это проделает. Правда, только в том случае, если родители будут контролировать процесс. Они должны задать себе вопрос о том, как сочинить басню. 5 класс, например, может быть выбран как цель, поэтому он должен воспринять ее благосклонно. Если вам повезло и у вас есть дома сообразительный пятиклассник, то отдайте сочинение басни ему на откуп, только направляйте буйную фантазию своего чада в русло культурных норм и здравого смысла.

Надеемся, что статья поможет написать хотя бы одну приличную басню.

Басни собственного сочинения

Жила в лесу Белка. Веселая была, беззаботная. Целыми днями с ветки на ветку прыгала, песенки распевала, о запасах на зиму не думала.

Читайте также:  Наталья Ласунская — тип тургеневской девушки (по роману И. С. Тургенева «Рудин»)

А Ёжик с утра до вечера ходил по лесу, грибы-ягоды собирал и складывал все под деревом, где Белка жила.

Стало холодать. Все звери утеплились, припаслись на зиму, и задумала Белка к норке Ёжика спуститься, полакомиться вкусностями да в дупло забрать.

Увидела эту суету беличью Сорока и говорит:

— На чужой каравай рот не разевай, а пораньше вставай да свой затевай.

Мораль басни заключается в последних словах «На чужой каравай рот не разевай…»

Пословица означает, что не стоит отбирать то, что принадлежит не тебе, лучше делать все, чтобы честно заработать, накопить или заиметь свое, а не думать, как отобрать у другого. В жизни, на практике, мы постоянно наблюдаем этот процесс, он весьма распространенный вид современного поведения.

Жил у Старика Козленок. Был он хвастун и большой забияка. Всех во дворе обижал, бодал, разгонял с криками:

-Я- самый храбрый! Храбрее меня нет никого на свете!!!

Житья никому не стало во дворе, и задумались животные: «Раз он такой храбрец, значит, и самого Волка может победить!»

Собрались все во дворе и говорят:

-Козленок, ты самый храбрый и смелый. В нашем дворе это знают все. Но говорят, в лесу есть храбрее тебя Зверь!!

Как разозлится козленок, как топнет копытами и закричит:

-Я- самый смелый и храбрый! Никто не сравнится со мной!!- и побежал в лес..

День нет Козленка, два… Отправился Старик на его поиски. Вернулся с узелком, где лежали ножки да рожки от бедного Козленка и говорит:

— Храбрость без ума не дорого стоит.

Читайте также:  Биография российского предпринимателя Сергея Полонского

В этой басне говорится о Козленке, о юном создании, у которого кроме громких слов пока никаких жизненных знаний и умений нет. И, как правило, такое поведение до добра не доводит.

Эту поговорку можно встретить в произведении Вячеслава Шишкова «Емельян Пугачев», т.1 , где граф-старик перед сражением беседует с неопытными мушкетерами.

.

Вячеслав Шишков

Емельян Пугачев, т.1

Глава III Большое Кунерсдорфское сражение

1

Генерал Фермор вскоре после Цорндорфской битвы от главного командования был отстранен. В Кенигсберг прибыл новый главнокомандующий, граф Петр Семенович Салтыков. Старичок маленький, простенький, седенький, он гулял по улицам города в скромном белом, украинских полков, кафтане без всяких побрякушек и пышностей, его сопровождали всего лишь два-три человека свиты. Кенигсбергцы дивились, как этой «беленькой курочке» доверили командовать «столь великой армией». Но вскоре слава о нем разнеслась повсюду.

Летом 1759 года русские войска стали лагерем в четырех верстах от города Франкфурта, что на реке Одере, у деревни Кунерсдорф. Здесь 1 августа произошло самое крупное, самое кровопролитное за всю Семилетнюю войну сражение.

Армия заняла холмистую местность на северо-восток от Одера. Деревня Кунерсдорф находилась в средине расположения войск.

По всему русскому фронту версты на три – цепь костров. Заря давно погасла, в небе стоял белесый месяц, мигали звезды. Деревня Кунерсдорф была пустынна: все жители, страшась предстоящей битвы, скрылись в леса. У костров солдаты ели кашу, кой-где пели песни и плясали. Иногда слышался дружный хохот. Приблудные собаки, весело взлаивая, перебегали от костра к костру. Многие из псов жили при армии года по два, по три, они делили с войсками все ужасы похода и доставляли солдатам немалые развлечения и радость.

Полковник 3-го мушкетерского полка Александр Ильич Бибиков стоял на лысине кургана. Прислушиваясь к звукам обычной лагерной жизни, он окидывал грустным взором и чуждый небосвод, и укутанную голубоватой полутьмой чужую землю. Ведь завтра на всем этом обрамленном кострами пространстве, вместо песен и смеха, загремит кровопролитный бой. И эти песенники, и эти бесшабашные плясуны, может быть, первыми сложат здесь свои головы. Взволнованный Бибиков взглянул в сторону далекой своей родины, прерывисто вздохнул и, вынув пенковую греческую трубку, пошел к ближайшему костру, чтобы закурить от уголька.

У костра было людно, весело. Мушкетеры – народ средних лет и молодые – слушали старого солдата Никанора из Олонецкого края. Он грубыми кривыми пальцами звонко играл на небольших походных гуслях и сиплым голосом вел былину про Илью Муромца. Старые, замызганные, со следами огненных угольков от костра, эти гусли принадлежали еще деду Никанора, солдат дорожил ими. В его торбе были икона, гусли и в тряпочке щепоть родной земли.

Многие солдаты возили с собой, как нечто самое святое, родную землю.

Все с любовью посматривали в беззубый рот старого сказителя, на его обвисшие щеки и напряженные морщины на вспотевшем лбу.

Читайте также:  «Сокровенный человек» — краткое содержание по главам повести А.П. Платонова

Молодой офицерик Михельсон, коротавший время у костра, увидав подходившего Бибикова, вдруг вскочил и скомандовал:

– Смирно!

Все поднялись и – навытяжку.

– Вольно, ребята, – мягким тенористым голосом сказал полковник, щуря от света внимательно глядевшие карие глаза. – Ну как? Воюем завтра, братцы?

– Воюем, вашскородие, – в один голос ответили солдаты.

– Смотрите, жарко будет… Сам Фридрих здесь, – сказал, улыбаясь, Бибиков.

– Нам это нипочем, вашскородие, – заговорили солдаты. – Фридрих ли, алибо кто другой.

Все стояли, сидел один лохматый Шарик и, поглядывая в продолговатое, с высоким лбом, добродушное лицо Бибикова, мел хвостом землю.

– Помните, братцы, – продолжал Бибиков, попыхивая трубкой. – В бою поглядывай друг за другом, береги товарища. В случае опасности не прозевай выручить. Не бойся! Начальство слушай, да и сам мозгами шевели.

– Да уж охулки на руку не положим… Поди, не впервой!

Темно-бронзовые от загара лица солдат были бодры, голоса звучали уверенно. Бибиков с радостью подумал: «Ну и молодцы, Русь сермяжная. С такими весь свет штурмовать можно».

– Ну, спокойной ночи, братцы! Поди, и спать пора, – проговорил Бибиков. И, обратясь к Михельсону: – А ну, господин поручик, пройдемся.

Быстроглазый круглолицый Михельсон шагал рядом со своим полковником.

– Ну, дружок Иван Иваныч, как живешь? Что из деревни пишут? Ну, как голова? Болит?

– Нет, господин полковник, – по-юношески звонким голосом ответил Михельсон и потрогал глубокий шрам на голове от штыковой раны, полученной им под Цорндорфом. – Боли особой не чувствую, а в ушах шумит. И бессонница порой…

– То-то же… Поберегать себя надо, дружок. Который тебе год?

– Девятнадцать скоро.

– Юн, юн. Поберегай, мол, себя-то, на рожон не лезь. Храбрость без ума недорого стоит.

– Сладить с собой не могу, господин полковник. Война для меня – как вода для рыбы. Я для войны рожден. И как бой – все позабываю. В чувство прихожу лишь после боя. Я смерти не боюсь, господин полковник.

Взобравшись на бугор, они шагали взад-вперед возле палатки Бибикова.

– Господин полковник, – заговорил Михельсон, – а верно ли, что у Фридриха наемные войска?

– А ты не знал? – поднял брови Бибиков и взял молодого человека под руку. – Это нам еще в Петербурге было ведомо. У Фридриха рекрутского набора нет. Он большую часть своего войска вербует через помещиков из их же крепостных, либо из городских голодранцев. А четверть его солдат вербуется из всякого заграничного сброда: тут тебе и швейцарцы, и голландцы, англичане, испанцы, французы да всякого жита по лопате.

– Удивляюсь, – пожал плечами Михельсон. – Чего же ради они столь храбры, весь этот сброд?

– А пуля офицера в спину трусу, а палки, а шпицрутены?.. И поверь, дружок Иван Иваныч, долго ли, коротко ли, Фридрих напорется на русские штыки, и от его военной славы только чад пойдет. – Бибиков был взволнован, говорил приподнятым голосом и все больше и больше ускорял свой шаг.

– Я тоже так мыслю, – охотно согласился с ним Михельсон, его круглые щеки порозовели.

Читайте также:  Анализ стихотворения «Низкий дом с голубыми ставнями» Есенина

Костры один за другим угасали, звуки стушевывались, меркли. Лагерь погружался в сон.

– Ну, прощайте, голубчик. Идите спать. Давайте-ка поцелуемся, – и Бибиков по-родственному обнял растроганного Михельсона. – Значит, Фридриха завтра бьем?

– Бьем, господин полковник.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Илья Коршунов
Наш эксперт
Написано статей
134
Добавить комментарий